Форма поиска

Патрик Виейра

Годы в Арсенале:

1996 - 2005

Дополнительная информация:

Трофеи и достижения:

чемпион мира (1998),

вице-чемпион мира (2006 чемпион Европы-(2000),

чемпион Англии (1998, 2002, 2004),

обладатель Кубка Англии (1998, 2002, 2003 2005),

игрок года в Англии (2004),

чемпион Италии (2006, звание аннулировано),

Кавалер Ордена Почётного Легиона (1998).

Патрик Виейра родился 23 июня 1976 года в Дакаре (Сенегал). Виейра - португальская  фамилия. Все предки будущего футболиста были родом с Кабо-Верде, бывшей португальской колонии, более известной под названием Острова Зелёного Мыса. Своего отца Виейра не знает и по сей день, да и сам частенько любит говорить, что и не желает его знать: "Ни разу с ним не встречался, не ведаю кто он и что с ним. Более того - не горю желанием это всё выяснить". В Африке принято обзаводиться потомством в довольно-таки раннем возрасте, так мать Патрика родила сына когда ей было только 17 лет, причём, это был уже её второй ребёнок - у Виейры есть старший брат Изици Никоро. Африка 70-ых не намного отличается от Африки нынешней - высокая плотность населения, безработица, нищета...

Понимая, что в Сенегале ей с двумя детьми не прожить, юная особа, учившаяся на бухгалтера, однажды решилась в одиночку отправиться во Францию, в надежде подыскать там себе жильё и работу. Переезд выдался удачным и вскоре молодая девушка перевезла в предместье Парижа Трапп своих родителей. Позднее семья переехала в маленький городишко Дре, что находится примерно в 60 км от французской столицы. Благодаря умелому воспитанию, на Виейру улица практически не оказала дурного влияния, это при том, что жили они в одном из самых криминогенных райнов города. Любовь же к футболу обнаружилась у Патрика во время его учёбы в местном лицее. Сначала способного паренька пригласили в местную футбольную школу, а потом и в центр спортивной подготовки "Канна", где азы футбола получал и сам Зинедин Зидан.

В своём первом футбольном сезоне Виейра отыграл за "Канн" пять матчей, а вот в следующем сезоне 94/95 он уже был постоянным игроком основного состава, а в дальнейшем удостоился права носить капитанскую повязку. Отыграв здесь на высоком уровне два с половиной сезона, в ноябре 1995 года Виейра перебрался в ряды "Милана". В 18 лет трудно стать игроком основы в таком супер-клубе, но о своём решение Патрик никогда не жалел: "Конечно, мне пришлось тяжело: выпускник центра подготовки "Канна", а рядом Барези, Мальдини, Костакурта. К тому же "дело Босмана" ещё не грянуло, играть могли только три иностранца, я же числился в клубе лишь шестым и оказывался лишним. Вместе с тем, человек поигравший в "Милане", с гарантией будет иметь предложения, потому я знал, что выход найдётся".

Задержавшись в Милане на полгода, где он в общей сложности отыграл лишь шесть матчей, летом 1996 юный полузащитник был приобретён лондонским "Арсеналом". Очарованный Британией с детства, Виейра как маленький ребёнок радовался этому переходу. На вопросы об уровне английского чемпионата полузащитник отвечает так: "Царящее в нём напряжение не сравнимо с тем, что я испытывал в "Канне" и редких матчах за "Милан". У британских футболистов особое стремление к победе. Неважно, с кем играешь: клубом, претендующим на призовое место, или аутсайдером - все настроены на борьбу".

Виейра дебютировал в "Арсенале" в игре против "Шеффилд Уэндсей", канониры победили тогда со счётом 4:1, а Виейра вышел на замену во втром тайме. В первом же сезоне Виейру ожидал оглушительный успех: он завоевал симпатии болельщиков, тренеров, и стал регулярно выходить на поле в основном составе. В следующем сезоне Венгер прикупил в центр поля Эммануэля Пети из "Монако", супер-связку Пети-Виейра вскоре узнал весь мир. А по окончанию сезона 1997/1998 Патрика, обладателя Кубка Англии и чемпиона Премьер Лиги, признали "Лучшим молодым игроком года". Как следует, последовало и приглашение в национальную сборную Франции. Кстати о сборной. Здесь он добился признания не столь быстро, как его приятели Тьерри Анри, Давид Трезеге или Николя Анелька, и не скакал, подобно им, каждый год из клуба в клуб.
Действительно, находившийся на Чемпионате Мира 98 в глубоком резерве, Патрик Виейра и вовсе мог бы остаться незамеченным, если бы, выйдя на замену в финальном матче, не отдал бы передачу Эммануэлю Пети, приведшую к последнему голу турнира. На его душевное состояние такое положение дел никак не сказывалось: "Лично я исхожу из того, что со временем всё так или иначе образуется. Вот и в сборной всё шло для меня своим чередом".

Действительно, уже через два года, на проходящим в Бельгии и Голландии ЕВРО-2000, 24-х летний Виейра резко вырвался вперёд из-за спин своих старших товарищей. Мощь, работоспособность, умение сделать продольную передачу создали из него лучшего опрного хава не только "трёхцветных", но и всего европейского первенства. На ЕВРО-2000 он сыграл во всех шести матчах французской сборной, и  теперь в нём видят бесспорного игрока основного состава, достойного преемника Дидье Дешама. Когда в ходе ЕВРО-2000 журналисты спросили его, не пора ли ему вытеснить из сборной подсевшего Дешама, Виейра, со свойственной ему деликатностью и почтением к старшим, отрезал: "Нечестно бросать кмень в человека, который столько сделал для французского футбола, который обладает большим, чем я, опытом, и который, в частности, сильнее меня в оборонительном плане". Вообще, Виейра не любит шумихи вокруг своего имени, и не стал, как скажем, его лучший друг Эммануэль Пети, постоянным героем бульварной прессы. Более того, он один из немногих чемпионов мира и Европы, о внефутбольном существовании которого почти ничего не видно и не слышно.

Непримеримый футбольный воин, Виейра никогда не был бузотёром в команде. Это не отвечает его философии и его жизненным принципам. "Скромность - лучший способ чего-либо добиться", - считает полузащитник - "Того, кто молчит, однажды обязательно выслушают". Внушительные габариты в сочетании всем известной неусупчивостью приводят к тому, что в игре Виейра не редко нарушает правила. При этом он сам категорически отвергает обвинения в злом умысле:  "В пылу борьбы, когда я одержим жаждой победы, иногда не контролирую себя полностью". Случались, правда, и неспортивные эксцессы, так, например, в матче прошлого сезона "Арсенала" с "Вест Хэмом" француз был удалён за плевок в лицо Нейлу Раддоку, а по пути в раздевалку ещё и вступил в стычку с полицейским. Последовали 7 матчей дисквалификации и рекордный в истории английской лиги штраф - примерно 70,000 долларов.

Позднее сам Виейра так прокомментировал тот эпизод: "Я понёс заслуженное наказание. Поразмыслив, я пришёл к выводу, что вёл себя как чокнутый, как испорченный ребёнок, чем поставил под угрозу свою карьеру". К слову сказать, и этот сезон Виейра начал "впечатляюще": в первых двух матчах английского чемпионата последовали два удаления. После второй красной карточки Виейра просто вышел из себя, сдёрнул и швырнул о землю футболку, а следуя в раздевалку твердил себе под нос: "Больше не буду играть, больше не буду играть..."

Если в матчах за сборную Франции Патрик не удалялся ни разу, то в Англии он покидал поле по указанию арбитра уже шесть раз. После этого эпизода большое интервью французской газете "France Soir" дал Эммануэль Пети. Цитировать его я здесь не буду, скажу лишь, что Маню настоятельно рекомммендовал Виейре покинуть побыстрее Туманный Альбион. Сам же Патрик, успокоившись, ответил всем в третьем туре. "Арсенал" со счётом 5:2 обыграл "Чарльтон", а Виейра забил два гола. Француз остаётся верным своей философии: не сдаваться, и тогда время вылечит раны...

Паша

 

Всё началось в августе 1996 года, когда «Арсенал» подписал двух малоизвестных французов.

Из «Страсбурга» по свободному трансферу пришёл центральный полузащитник Реми Гард. О нём в Англии было известно только то, что может он сыграть и в центре обороны и имеет за плечами шесть матчей в национальной сборной. Коллега Гарда по амплуа был известен ещё меньше. Ему было всего 20 лет и почти весь сезон он провёл в резерве «Милана». За этого кота в мешке «Канониры» отдали 3 млн. фунтов.

Однако именно на приобретении Патрика Виейра категорически настаивал Арсен Венгер - ещё одна загадка для «Хайбери». Назначение французского специалиста на пост менеджера «Арсенала» осуществилось только что, но до января Венгер оставался связан контрактом с японским клубом «Нагоя Грампус 8». Тем неменее, новый наставник с ходу определил, в чём заключалась главная слабость «Канониров» того периода - в средней линии! И, как оказалось, мсье Арсен предложил верный рецепт для избавления от недуга.

КАК СТАНОВЯТСЯ ЗВЁЗДАМИ

Самые осторожные историки клуба замечают, что Патрик Виейра стал именно тем связующим и ключевым звеном в игре средней линии команды, которого не хватало со времён Пола Дэвиса (полузащитник команды Джорджа Грэма). Прочие, коих, признаться, большинство, решительно отметают всякую осторожность: «Берите выше! Вспомните Лиама Брейди, Джо Мерсера и Алекса Джеймса. Рядом с этими людьми имя Виейра смотрится вполне достойно!»

Однако 16 сентября 1996 года, когда, «Хайбери» воочию познакомился с игрой Патрика, тот меньше всего напоминал суперзвезду. Скорее, это был перепуганный жеребёнок. Он впервые попал в заявку, в которой оказался единственным небританцем. Высокая и неуклюжая фигура Виейра резко выделялась на скамейке запасных. Не будет ошибкой сказать, что трибуны были разочарованы.
Накануне поединка на табло «Хайбери» появилось изображение Арсена Венгера, который из Японии обратился к болельщикам. Качество связи было ужасным, акцент нового тренера - ещё хуже. Что-то понять из его слов было сложно. Лишь последняя фраза прозвучала громко, внятно, но как-то неубедительно: «Давайте выиграем сегодня!»
На 25-й минуте Энди Бут вывел «Сов» вперёд, и трибуны обречённо вздохнули, когда спустя три минуты захромал Рэй Парлор и к кромке поля подошёл заметно нервничавший дебютант: «Выиграем... Обязательно... Но не сегодня...»

К концу матча «Хайбери» всё мощнее и стройнее выводил имя нового кумира. «Арсенал» победил 4:1. Виейра был хорош.
На своих телескопических ногах он за мгновения легко покрывал громадные куски поля. Патрика выделяла какая-то непонятная техника. Её нельзя было назвать отточенной, скорее, она была неуклюжей, даже немного корявой. Однако мяч, словно привязанный, слушался Виейра и летел точно туда, куда направлялся - быстро и с необходимой силой. Этот игрок умел отобрать и отдать, очень часто с помощью одного касания. Подключения Патрика к атаке отличались своевременностью и благодаря поставленному удару были истинным наказанием для обороны противника.

«Арсенал» получил своего Роя Кина и теперь мог смело бросить вызов команде Алекса Фергюсона. Деннис Бергкамп научил «Канониров» лёгкости и изобретательности. Виейра вернул им мощь и жёсткость.

ДВА КАПИТАНА

Конечно, становление Патрика не произошло в одночасье. В его игре имелось достаточно изъянов, и выше был нарисован портрет идеального Виейра в лучшие годы. Тони Адамс признавался, что немало сомневался - состоится ли Патрик как игрок.

«Виейра и Пети не прикрывали оборону в достаточной мере. Патрик был слишком молод и надменен. Иногда казалось, что больше, чем собственно игра, его волнует драка - он бегал по полю и вступал в стычки с соперником. Ему нужно было немного остыть и слушаться старших товарищей. Многие «старики» не без причины жаловались на Виейра. Он не выкладывался на тренировках так, как должно. Я некоторое время молчал, давая ему возможность самому осознать, насколько он не прав. Когда я увидел, что бесполезно ждать этого, подошёл и жёстко с ним поговорил. Я сказал, что мы в его возрасте пахали как проклятые, выиграли шесть трофеев и благодаря тому фундаменту и сейчас сохранили свежесть, чтобы играть весь сезон. А ему всего этого не хватает. Думаю, он прислушался ко мне».

Однако Патрик не спешит подтверждать, что урок Адамса стал для него судьбоносным. Он любит говорить о Дэвиде Симэне, Иане Райте, Мартине Киоуне, Деннисе Бергкампе. Называет их своими учителями и наставниками. Но по поводу Адамса почему-то предпочитает отмалчиваться. Или же отвечает коротко, но резко.
Виейра сменил Адамса на посту капитана «Арсенала». Если Тони был плоть от плоти команды Джорджа Грэма - британской до смешного, то Патрик стал символом нового времени - многонациональной и межрасовой компании со всего мира. Противопоставлений и сравнений было не избежать.

Ли Диксон, который поиграл и при одном, и при другом капитане, попытался дать свою оценку: «Нас, я имею в виду команду начала 90-х, отличало настоящее братство. Это помогало нам оставаться на поле целеустремленными и едиными. Сейчас, когда я посещаю тренировки «Арсенала», я не вижу того братства. Я не вижу личности, которая доминировала бы над всеми и была бы кем-то вроде отца. В команде нет лидера, которым для нас был Тони. Я не представляю, что сейчас Виейра может сказать так, как когда-то говорил Адамс: «А ну-ка, парни, стиснули зубы и - в бой!» Когда он говорил, особенно когда распекал нас, мы обделывались жидким калом! Патрик не такой. Я не говорю, что раньше было хорошо, а теперь плохо. Я говорю о том, что теперь всё по-другому. Другой менталитет, другая психология, другое отношение. Но они оба - великие игроки и великие капитаны...»

Вряд ли на отношение Виейра к Адамсу повлияла, так сказать, капитанская конкуренция. Скорее всего, он просто разочаровался. Крепко и бесповоротно. Видимо, на Патрика сильное впечатление произвела первая тренировка в «Арсенале». Тогда он вместе с Реми Гардом стал свидетелем невероятного события. Тони Адамс, капитан и легенда, на которого юный Виейра смотрел во все глаза как на бога, вдруг объявил, что он - алкоголик!

Так Патрик когда-то разочаровался в собственном отце. Он ни разу не видел его: «Это часть моей жизни, о которой я не хочу говорить. Следующий вопрос»...

ПАРИЖ - ДАКАР

Виейра родился в столице Сенегала - Дакаре, в общине выходцев с Островов Зелёного Мыса. Папашка, студент из Габона, дал дёру вскоре после рождения Патрика, и его, как и брата Нико, который старше на год, воспитывала Эмильенн Виейра, которая для всех была просто «мама Роза».

Когда Патрику исполнилось восемь, мама Роза решила ради будущего детей перебраться во Францию. Её отец служил во французском легионе, а потому никаких проблем с паспортом для членов его семьи не было.
В Сенегал Виейра вернулся лишь спустя 19 лет, когда в 2003 году вместе с бывшими футболистами Бернаром Лама и Жимми Боко начал строительство Академии для детей из бедных семей в возрасте 11-15 лет. На волофе, основном диалекте населения Сенегала, название академии звучало как «Чемпионы».

Футбольные школы для Африки не в новинку. Их здесь много, но все они похожи друг на друга. По сути, это конвейеры по производству дешёвой футбольной силы, которую затем продают в Европу. «Мы хотим прекратить это. Нам не нравится, что ребятишек здесь учат только играть в футбол и не заботятся, чтобы они выросли всесторонне развитыми личностями. Их продают и не всегда в клубы Франции или Англии. Если они не могут себя проявить, они остаются у разбитого корыта, потому как ничего, кроме футбола, делать не умеют».

Каждый выпускник Академии Виейра получит диплом как в общеобразовательной школе. «Многие из них не умели читать и писать, и это страшно. Я буду доволен, если хотя бы один или двое моих выпускников станут в будущем футболистами. Ведь это для нас не главная цель. Важно, чтобы они стали полноценными и всесторонне развитыми личностями. Я надеюсь, что эти ребята, которым не удастся пробиться в футболе, останутся на своей родине и будут докторами, учителями или кем-то ещё. Наша схема предусматривает помощь выпускникам в обучении в европейских университетах».
Сам Виейра знает, насколько тяжело пробиваться в жизни без поддержки и без образования. «Я безмерно благодарен маме Розе. Она была занята на двух работах, чтобы дать нам с братом возможность жить лучше».

Мама Роза перебралась во Францию вместе с детьми и своим братом. Поселились на юго-западе Парижа, в пригороде Траппес, что недалеко от Версаля. В то время это было мирное и уютное место, хоть и населённое беднотой из эмигрантов. Здесь вырос и Николя Анелька. Уже потом Траппес стал одним из очагов расовых и религиозных разногласий и одним из центров недавних парижских беспорядков.
«Мы почти не видели маму, но знали, что она делает для нас всё. Мы всегда получали подарки на Рождество, а в дни рождений мама устраивала для нас и наших друзей самый настоящий праздник. При этом она умудрялась откладывать деньги, чтобы помочь с переездом своим отцу и братьям».

Вскоре семья перебралась в другой район Парижа, Дро. Патрик благодаря маме Розе рос любознательным и неглупым парнем. Однако карьера доктора или учителя его не привлекала, потому что с детства Виейра отдавал предпочтение футболу. Его кумирами были Франк Райкаард и Луис Фернандес. Под впечатлением от их игры Патрик твёрдо решил стать профессиональным футболистом.
«Моя голова всегда была забита футболом. Я мечтал о нём, сколько себя помню. Благодаря маме я быстро понял, что если мне хочется добиться успеха - в жизни ли, в футболе, - то нужно сражаться. Я усвоил, что за каждый мяч нужно по-настоящему биться. Я всегда хотел только побеждать. Когда на поле меня толкали или били, я неизменно давал сдачи. Око за око, зуб за зуб - я жил по этому принципу. Если хочешь, чтобы тебя уважали, сражайся!»

В 16 лет Виейра подписал первый профессиональный контракт с командой второго дивизиона «Тур». Тренера этой команды Филиппа Леру впечатлили именно бойцовские качества юниора: «Уже тогда Патрик вымахал до 190 см ..Он был настоящей жердью или шпалой, если угодно».
Через год, когда «Тур» из-за сложного финансового положения попал «под администрацию», Виейра оказался в «Канне», который тренировал кумир его детства, Луис Фернандес.

ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ И ЗОЛОТАЯ КЛЕТКА

Этот скромный клуб на Лазурном побережье подарил французскому футболу 90-х целую плеяду потрясающих мастеров. Зинедин Зидан, Патрик Виейра, Йоханн Мику - все они прошли школу «Канна». Патрик дебютировал в красно-белой футболке в ноябре 1993 года в матче с «Нантом», а без малого спустя два года он стал капитаном команды. Ему тогда только исполнилось 19 лет, и он до сих пор остаётся самым юным капитаном в истории высшего французского дивизиона.

Уже в те дни Патрик выделялся высоким ростом и длинными ногами. Он предпочитал силовой футбол, а потому, учитывая его манеру игры и габариты, техника Виейра становилась откровением. Скауты пожимали плечами: «Нескладный и нелепый, как жираф, но с мячом творит чудеса!»

Виейра засветился в Кубке УЕФА и даже забил один из мячей во время разгрома «Фенербахче» (сезон-94/95, 4:0, 5:1). Однако в Европе его больше знали по матчам за юношескую и молодёжную сборные Франции. Именно под впечатлением от выступлений Патрика в составе «Трёхцветных» «Милан» в ноябре 1995 года заплатил за него 3,5 млн. фунтов. Его последний матч за «Канн» ознаменовался разгромом от «Страсбурга», после чего команда опустилась на последнее место. «Я бы многое отдал, чтобы моё окончание карьеры в «Канне» было иным. Но тогда я не очень-то переживал по этому поводу. Я начинал новую жизнь. Я хотел учиться, учиться и ещё раз учиться!»
Однако в «Милане» у него не было ни малейшего шанса. В то воемя «россо-нери» проводили достаточно беспорядочную селекционную работу и таскали в команду игроков без разбору. Создавалось впечатление, что тренер не всегда знал о существовании в своей команде того или иного исполнителя. Так и с Виейра.

Но была и другая проблема - конкуренция. Тогда существовало ограничение - три иностранца в составе, а в «Милане», помимо Патрика, были Марсель Десайи, Джордж Веа, Пауло Футре, Деян Савичевич и Звонимир Бобан. К тому же на позиции молодого действовали Десайи, Бобан и Деметрио Альбертини.
Он ждал три месяца, пока выпала возможность сыграть в первой команде. До конца сезона в его послужном списке добавился только один поединок в серии «А» и пара выходов в еврокубках. И если бы Патрик имел возможность учиться! Казалось, что до него никому попросту не было дела.

«В тот момент я твёрдо решил, что никогда не вернусь в Италию. Это тот самый случай, когда нельзя зарекаться. С теплотой я вспоминаю Паоло Мальдини. Он действительно был добр ко мне и старался, как мог, помочь мне обжиться в команде. А вот от Десайи я ничего подобного не дождался...»

«Это был серьёзный шаг. Мой мир изменился полностью. Может быть, я просто не был готов так рано сменить обстановку. Мучительное ожидание непонятно чего в Милане - это, безусловно, самый трудный период моей карьеры.
В этом возрасте не каждому дано мудрости терпеть и ждать. Кажется, что время несётся неумолимо быстро. Так оно и есть на самом деле, только происходит это в более солидном возрасте. Патрик же страшно переживал, что для него, одного из самых перспективных игроков молодёжной сборной, не будет места в национальной команде, которая готовилась к домашнему чемпионату. И всё из-за «Милана»!

НА СВОЁМ МЕСТЕ

Возвращение Арсена Венгера в европейский футбол стало выходом из ситуации. Виейра готовился к Олимпиаде в Атланте, но за несколько дней до старта получил травму и отбыл домой. Там его ждало предложение из Англии.

Патрик почти не колебался. «Россо-нери» не колебались вообще. Сомневался ли исполнительный директор «Канониров» Дэвид Дин, когда услышал первое требование Венгера, не известно. Скорее всего, он был изрядно удивлён, но Дин к тому времени неплохо знал мсье Арсена, а потому предпочёл довериться тому.
Венгер помнил о Виейра ещё с тех пор, когда тот, совсем салага, сыграл в товарищеском матче против его «Монако». Несколько раз он приезжал прямо из Японии, чтобы специально посмотреть на игру Патрика, и понял, что эта шпала не обманет его ожиданий.
Мсье Арсен досрочно прервал японскую командировку и появился в Англии спустя две недели после дебюта Виейра. Одно из изменений, которое Венгер сделал сразу же, - безоговорочно отдал Патрику место в стартовом составе.

«В первое время я болтался между первой командой и резервом и не видел большой разницы с тем, что происходило в «Милане». Я не выдержал, позвонил мсье Арсену. Он посоветовал мне не волноваться, делать то, что я умею лучше всего - бороться! Я плохо понимал по-английски, и первое прозвище, которое я получил от партнёров - «Что?» После приезда Венгера стало легче».
Хотя в одном из матчей, когда в первом тайме получили травмы Адамс и Стив Боулд, Патрику даже пришлось сыграть на непривычной позиции центрального защитника. «Я не люблю играть в обороне, потому что редко встречаюсь с мячом. Но в тот день нашим соперником был «Уимблдон», который, как оказалось, при первой возможности лупил мяч в сторону своих форвардов. Я тогда не знал, что так они играют всегда. Для меня это было то, что надо - много борьбы и схваток».

Летом 1997 года Венгер пригласил Эмманюэля Пети, который играл ещё в его «Монако». Маню почти всю свою карьеру отыграл на левом фланге обороны, но в «Арсенале» для него была уготована роль иного плана. «Я почти инстинктивно почувствовал, что Патрик и Маню будут великолепно смотреться вместе», - вспоминал тренер.
Однако на самом деле инстинкт тут ни при чём. Венгер всё чётко взвесил и сделал верный логический вывод: «Виейра - великолепен в отборе, он любит играть в быстрый короткий пас, умеет подключаться к атаке. Тогда как Пети - ярко выраженный левша, предпочитает находить партнёра длинной передачей, грамотный игрок, который умеет читать и предвидеть ход мыслей противника. Идеальное сочетание!»

Может быть, Виейра и Пети, как считает Адамс, и не были идеальным щитом, но они стали великолепной опорой, скелетом, стержнем, которые сыграли одну из решающих ролей в сенсационном дубле «Канониров» в сезоне-97/98.

Один из самых памятных матчей того сезона, и не только для Патрика, был сыгран 9 ноября 1997 года на «Хайбери» против «МЮ». Тогда превосходство команды Фергюсона над кем бы то ни было в Англии почти не вызывало сомнений. Но в тот день «Арсенал» впервые намекнул, что у манкунианцев появился серьёзный противник.
«Канониры» быстро повели в счёте, когда Николя Анелька в штрафной подработал мяч и пробил из-под Гари Невилла в ближний угол ворот Петера Шмайхеля. Это был первый английский гол Николя, а вскоре почин земляка поддержал Виейра. После подачи углового Патрик подхватил мяч на границе штрафной и тут же нанёс невероятный резаный удар над Шмайксом точно в дальний верхний угол!
«МЮ» отыгрался ещё до перерыва благодаря дублю великолепного Тедди Шерингэма, но в самом конце матча Дэвид Платт после подачи углового в прыжке опередил опекуна и нанёс выверенный удар головой в дальнюю девятку.

Эффектно, вдохновенно, но чемпионство «Красных дьяволов» всё равно казалось настолько вероятным, что некоторые букмекерские конторы начали досрочно выплачивать ставки тем, кто поставил на первое место команду Фергюсона. Однако «Арсенал» ещё раз обыграл соперника, уже на «Олд Трэффорд» и, выдав сумасшедший финишный спурт (12 побед и 3 ничьи в 15-ти матчах), обошёл конкурента!

МРАЗЬ

Впрочем, отнюдь не только восторгами сопровождалось восхождение Виейра и «Арсенала». Обозреватели уловили серьёзную проблему с дисциплиной на поле, которая выражалась в огромном количестве жёлтых и красных карточек.
Виейра уже тогда вышел на уровень, который он чётко выдерживал на протяжении всей своей карьеры в премьер-лиге: с десяток жёлтых карточек за сезон и обязательное удаление. Красные карточки, которые получал Патрик, можно выделить в три типа: смешные, гротескные и идиотские.

Смешно было 17 января 1998 года, когда арбитр Лодж стал первым, кто удалил Виейра с поля. Это был матч с «Ковентри». Патрик откровенно сыграл рукой в своей штрафной. Арбитр поставил пенальти и показал французу жёлтую карточку. Виейра считал себя незаслуженно покаранным и набросился на Лоджа с бранью. Тот оказался настоящим британским джентльменом. Вежливо попросил Патрика успокоиться: «Иначе я буду вынужден удалить Вас с поля». Виейра завёлся ещё больше, и Лодж, вздохнув и с сожалением покачав головой, ещё раз достал из кармана жёлтую карточку.
В стиле гротеска было выдержано удаление в матче с «Вест Хэмом» в октябре 99-го. Патрик переборщил в единоборстве с Паоло Ди Канио и сразу же увидел перед собой красный свет. В последовавшей заварушке Виейра плюнул в лицо самому Нилу Раддоку по прозвищу «Бритва», за что получил шесть матчей дисквалификации и 45 тысяч фунтов штрафа. Репутация Виейра после того случая сложилась окончательно. Раддок после матча не стеснялся в выражениях: «Патрик - самая настоящая мразь... Его слюна воняла чесноком!»

Сезон-2000/01 начинался для Виейра - хуже не придумаешь! В первом же матче он был удалён за удар локтем Даррена Уильямса из «Сандерленда». В то время в Англии дисквалификации наступали только после рассмотрения дела специальным комитетом, и потому Патрик как ни в чём не бывало вышел против «Ливерпуля». В один из моментов он схватился в равной борьбе за мяч с Дитмаром Хаманном. Виейра на мгновение опередил немца и первым сыграл в мяч. Столкновение было жёстким, по-настоящему мужским, Диди было больно. Грэм Полл его пожалел и выписал французу идиотскую красную карточку!

Виейра в сердцах содрал с себя футболку и швырнул её на землю. Тьерри Анри испуганно подобрал её и стал уговаривать товарища не дурить. Но Патрик вышел из себя. «Я не хочу больше играть в этой стране! Я ухожу!»
«На следующий день я встретился с Арсеном Венгером и мистером Дином. Мы долго беседовали, и они были очень убедительны. Да я и сам понимал, что поступил глупо. Нельзя принимать важные решения в таком состоянии...»

АХИЛЛЕСОВА ПЯТА

Вспыльчивость - самый главный минус Виейра. Когда он был молод, была надежда, что с возрастом это пройдёт. «Нет, я никогда не изменюсь, потому что я не хочу меняться! Я так привык с детства». Умный и не очень соперник этим пользовался.
«Я знаю, что если нужно вывести Патрика из себя, - говорит Анри, - его нужно просто ударить. А если об этом знаю я, то противник - подавно! Виейра просто обязан отвечать на грубость. Таков склад его характера, такова игра здесь, в Англии. В премьер-лиге если ты не умеешь постоять за себя, тебе конец!»

После очередной красной карточки Виейра обрушивался с гневной тирадой на тренеров соперника. Мол, это они давали указания своим игрокам провоцировать его! Грамотные футбольные тафгаи пользовались этим. Ведь судьи имеют обыкновение наказывать того, кто бьёт вторым. Достаточно вспомнить происшедшее между Марко Матерацци и Зинедином Зиданом.

Однако Патрик далеко не всегда становился жертвой интриг. Иногда его чрезмерная жёсткость приводила к бессмысленной жестокости. Например, уже после финального свистка кубкового поединка с «Вест Хэмом» Виейра откровенно и зверски ударил «Молотобойца» Джона Монкура. На его счастье, арбитр Майк Рид ничего не видел.
Как обычно, ничего не увидел и Арсен Венгер. Алекс Финн, автор книги «Великий раздел» о противостоянии «Арсенала» и «Тоттенхэма», уверен, что в слабой дисциплине «Канониров» и в частности Патрика виноват именно Венгер. «Он потрясающий тренер. Но стать воистину великим ему мешает слишком человечное отношение к своим игрокам. Венгер всегда оправдывает их и стоит за них горой, что бы ни случилось. В этом нет ничего плохого, если б Арсен так вёл себя только на людях, но не с глазу на глаз с игроками».

Наверное, с этим утверждением можно поспорить, и уж наверняка найдутся те, кому оно не понравится. Например, сам Виейра утверждает, что Венгер много и обстоятельно беседовал с ним на эту тему, ругал иногда...

«Анфан ТЕРРИБЛЬ» «АРСЕНАЛА»

Пожалуй, ни с одним игроком «Арсенала» мсье Арсен не возился так, как с Патриком, и никто не причинял ему столько головной боли, как Виейра. Принято считать, что Николя Анелька был «капризным ребёнком» «Канониров» эпохи французского Ренессанса. Однако на самом деле Патрик уверенно обставил нынешнего форварда «Фенербахче». Помимо проблем с дисциплиной, Виейра каждое лето досаждал руководству и тренеру разговорами о смене клуба.

Впервые они возникли в июне 2000 года, когда «Арсенал» одним махом отправил в «Барселону» Пети и Марка Овермарса. Патрик открыто выказал своё недовольство, намекнув, что может уйти. То ли за компанию, то ли в знак протеста. «Ювентус» мгновенно отреагировал на это заявление предложением размером в 16 млн. фунтов. Спустя два месяца после того самого удаления в матче с «Ливерпулем» Виейра уже прямо заявил о желании сменить обстановку.

Но то были высказывания эмоциональные, а потому не слишком обдуманные и искренние. Впрочем, Патрик всё больше подпадал под влияние своего агента Марка Роже, и едва закончился очередной сезон, как последовало ещё одно заявление француза. Для скандального откровения Виейра подобрал подходящий таблоид, The Sun, который 22 июня 2001 года опубликовал следующие строки: «Я не собираюсь начинать новый сезон в «Арсенале». Я принял решение уйти из команды, и руководство это знает». Роже тут же всё подтвердил.

Арсен Венгер некоторое время хранил молчание, пока клубное руководство отбивалось от предложений «Ювентуса», «Реала» и «МЮ». Цена полузащитника выросла уже до 30 млн. фунтов! Наконец, тренер выступил перед болельщиками и заверил, что всё в порядке: «Не знаю, что там писали газеты, но со мной Патрик по этому поводу не говорил. Мы беседовали о тренировках и новом сезоне, а значит, у него и в мыслях нет желания уходить».

Но прошло всего полгода, и в январе 2002-го Виейра вместе с Роже отправился в Мадрид. Испанская пресса, особенна та её часть, которая тесно связана с Королевским клубом, объявила о том, что стороны обсуждали подробности пятилетнего контракта и остались довольны друг другом.

Венгеру снова приходилось разбирать ситуацию, стараясь не вынести сор из избы. В августе Патрик сообщил, что обсуждает с руководством «Арсенала» возможность подписания нового соглашения: «Я люблю этот клуб. Для меня важно выиграть Лигу чемпионов именно с «Канонирами», но никак не с «МЮ» или «Реалом»!»
В этот момент отношения между клубом и капитаном настолько окрепли, что казалось -так будет вечно. Не исключено вследствие того, что Виейра расторг отношения со своим агентом Марком Роже и подписал контракт со Sports Entertaiment... В апреле 2003 года Патрик выразил готовность остаться на «Хайбери» до конца карьеры: «Нет такого игрока, который не хотел бы сыграть за «Реал». Но куда важнее оставаться счастливым, а всё, что нужно для счастья, я имею здесь, в «Арсенале»!»

Летом Королевский клуб предпринял ещё одну попытку заполучить француза, но услышал в ответ: «Я хочу и дальше расти вместе с командой, которую построил мсье Арсен. Нас ждут великие дела, я хочу быть их творцом, а потому буду хранить верность «Арсеналу»!» Спустя несколько дней Виейра подписал новый контракт.
Никто в тот момент не мог предвидеть, насколько великие дела ждали «Канониров» в сезоне-2003/04. Команда отыграла весь чемпионат без единого поражения, установив рекорд на все времена! После такого достижения невероятно трудно найти новый стимул. Тем более что поход за столь желанным Кубком чемпионов закончился ещё одним разочарованием. До сих пор не покидает чувство досады за «Арсенал», который в четвертьфинале на своём поле уступил «Челси». Тому самому «Челси» Клаудио Раньери, который Венгер обыгрывал всегда и везде!

Но на «Хайбери» случилось невероятное. Хотя Хосе Антонио Рейес и открыл счёт перед самым перерывом, однако обречённость в действиях игроков «Арсенала» буквально можно было пощупать. Даже Венгер утратил благоразумие и вдруг снял с игры Анри...

SHOULD I STAY OR SHOULD I GO

Досада от очередного вылета за два шага до заветного трофея наслоилась на провал сборной Франции на чемпионате Европы в Португалии. Виейра вернулся в расстроенных чувствах и в явном смятении. «Реал» всё ещё хотел заполучить его, и президент мадридского клуба Флорентино Перес выступил со своим знаменитым заявлением: «Моя политика заключается в том, чтобы подписывать лучших игроков в мире на каждую позицию. Виейра - лучший на своей позиции!»

Вскоре появилась информация, что Патрик сообщил Венгеру о своём желании уйти. «Реал» предложил за полузащитника 18 млн. фунтов. «Арсенал», зная о настроениях своего лидера, дал понять, что готов выслушать испанскую сторону, но только если та увеличит сумму трансфера. Королевский клуб добавил ещё пять миллионов. Англичане согласились. Венгер выступил с заявлением, что он-де смирился с потерей Патрика: «Если он действительно хочет уйти, двери перед ним открыты настежь». «Арсенал» начал вести переговоры с «Вест Хэмом» о покупке Майкла Каррика, а Виейра уже забрал свои вещи с базы клуба. Однако он не переставал колебаться и размышлять.

Он обращался к Деннису Бергкампу, который стал для него на «Хайбери» самым близким другом. Говорил с Тьерри Анри, которого уважает безмерно. Много раз советовался со своей супругой Шерил, которая старше Патрика на семь лет, а потому и мудрее. Наконец, Виейра обратился к «самому мудрому человеку на этой земле» - маме Розе: «В этот момент я было словно маленький мальчик. Но мама твёрдо сказала мне, что не может ничем мне помочь. Я уже достаточно взрослый, чтобы принять решение, оценив, что я теряю и что приобрету».

12 августа 2004 года, всего за два дня до начала нового сезона, Патрик попросил разрешения у Венгера зайти к нему в гости. Мсье Арсен был уверен, что его капитан решил попрощаться. Это была сверхэмоциональная встреча. Было мало слов. Говорят, в глазах Виейра стояли слёзы: «Тренер, я решил остаться... Я прошу прощения за всё, что было этим летом. Но я хочу остаться, потому что чувствую, что должен завершить начатое. Я имел в виду победу в Кубке чемпионов».
Вернувшись домой, Патрик, чтобы расслабиться, решил посмотреть фильм. Расслабиться не получилось: «Я даже не помню, как он назывался».
Виейра продолжал сомневаться. Никто не мог понять, почему он поступил именно так. Патрик говорил правильные слова, но сам не верил в них.
Говорят, что всему виной деньги. Вернее, не совсем это. Виейра получал в «Арсенале» 90 тысяч фунтов. Он хотел стать галактико. Не просто игроком «Реала», а именно галактико! Подтвердить этот статус должна была зарплата на уровне Зидана и Бекхэма. Для него важны были не деньги как таковые, а тот статус, которые они давали. «Реал» якобы такую сумму платить отказывался, предлагая те же 90 тысяч. Как говорится, и хочется, и колется...

Как бы то ни было, но своей нерешительностью Патрик измотал не только себя, но и тренера. Близкие к Венгеру люди говорят, что история с переходом Виейра очень сильно на него повлияла. Зато он понял что эта страница дописана до конца. Тренер уже принял решение, и события нового сезона только убедили его в собственной правоте.
Это был самый слабый сезон Виейра на «Хайбери». Он играл так, будто каждую секунду продолжал размышлять: «А действительно ли стоило здесь оставаться?» Всё чаще мяч после ударов Патрика летел в молоко, а его передачи перехватывал соперник. Правда, сам француз утверждает, что события лета тут ни при чём: «Мне было очень трудно, потому как Эду ушёл в «Валенсию», а Жилберто Силва надолго выбыл из строя. Рядом со мной играл 17-летний Сеск...»

Виейра со времён Пети привык, что рядом с ним играет партнёр, который готов в каждую минуту подстраховать его и прикрыть спину. А теперь ему самому приходилось выполнять эту работу. Великое заблуждение по поводу роли Патрика на поле состоит в том, что его привыкли называть опорным хавом, хотя таковым он не являлся никогда!

СЕРИЯ «Б» ВМЕСТО КУБКА ЧЕМПИОНОВ

Так что продажа Виейра прошлым летом в «Ювентус» была неожиданной только на первый взгляд. Патрик утверждает, что его очень обидело равнодушие руководства клуба, когда поступило предложение из Италии. Но «Арсенал» сражался лишь до тех пор, пока он был нужен команде, и, наверное, как показали события позапрошлого сезона, даже немного перегнул с этим.

«Почему всё-таки «Юве», а не «Реал», который очень долго меня обхаживал? Мне кажется, что «Юве» больше подходит мне со всех сторон. Тут и человеческий фактор, и лучшая организация дела. Точнее, не лучшая, а более знакомая. Я не знаю так хорошо обстановку в «Реале», поэтому я подумал, что влиться в «Юве» мне будет проще. Это на самом деле стабильный клуб, который постоянно нацелен на успех, здесь царит великолепная, дружная, весёлая атмосфера».
Да уж, куда веселее...

И вообще, можно сомневаться в том, что Виейра всё-таки раскрыл тему. Хотя бы потому что Зинедин Зидан для него - икона. Патрик общается с Зизу по несколько раз на дню, а с Раулем и Роберто Карлосом, по крайней мере, до перехода в Турин, поддерживал тесные отношения. Так что хотя бы обстановку в клубе он должен был знать как свои пять пальцев.

В Турине Патрик начинал здорово. Он снова начал получать удовольствие от игры и окончательно убедил всех в том, что расставание с «Арсеналом» было выгодно каждой стороне. В кои-то веки разговоры о новых стимулах были вполне искренни и справедливы.

«Я получил здесь то, чего мне не хватало в «Арсенале»: давление, постоянное и непрекращающееся давление побеждать, оно буквально висит здесь в воздухе. В «Юве» потрясающий набор игроков, а в лице Эмерсона я обрёл идеального партнёра. Вместе с ним, Недведом и Каморанези мы составляем очень мощную полузащиту. Но самое главное - каждодневная нацеленность на победу любой ценой. Этого мне не хватало в Лондоне».

«Любой ценой» - это точно...
Но Виейра не хватило надолго. Вторую половину сезона он провёл значительно слабее, и когда в марте Патрик вернулся на «Хайбери», болельщики «Арсенала» получили удовольствие. Сеск полностью переиграл своего знаменитого предшественника, который в конце концов заработал жёлтую карточку и был дисквалифицирован на ответный поединок. «Старый добрый Патрик...» - тепло вздохнули трибуны.
Стремление Виейра выиграть в составе «Ювентуса» Лигу чемпионов обломал как раз его бывший клуб, забравшийся без него на такую высоту, о которой Патрик только мечтал! Быстро иссякла и радость от игры в «Ювентусе». Туринский гранд был лишён чемпионского звания и сослан в серию «В», а Виейра снова оказался на распутье.
Сразу после того, как стало понятно, чем туринцам грозит возникший скандал, Патрик несколько растерянно сообщил: «В моём контракте не предусмотрен вариант с вылетом команды в серию «В»...» Что не удивительно: какая серия «В», когда Виейра собирался выигрывать Лигу чемпионов?!

Он воздерживался от прямых высказываний по поводу событий: «Я знаю ровно столько, сколько и вы. Мой единственный источник информации - газеты». Лишь однажды Патрик обмолвился, что может год переждать в «Аяксе».
Но вовсе не вариант с Амстердамом видится самым реальным. И даже не трансфер в «МЮ», который мог бы стать подлинной сенсацией. Зачем манкунианцам Виейра, когда они подписали Майкла Каррика?

Впрочем, всё это - на уровне разговоров. А вот предложение «Интера» размером то ли в 13 млн. евро, то ли поменьше похоже на правду. В конкуренты записывали «Барсу», но каталонцы, сытно отобедав подписанием Лилиана Тюрама и Джанлуки Дзамбротты, заявили, что никогда такого и в мыслях не имели. Итальянская пресса пишет, что «Интер» обо всём договорился и дело только за самим игроком. Но никаких движений нет, хотя в первоочередных планах Дидье Дешама вроде бы не фигурировало имя Виейра.
Наверное, он снова принялся думать. Мощным толчком для этого могло быть участие Патрика в прощальном матче Денниса Бергкампа, который заодно стал открытием нового стадиона «Арсенала». Он по-настоящему любит Англию и Лондон, в чём неоднократно признавался. В том числе и по причине расовой терпимости.

 «Первое, что меня поразило после перехода в «Арсенал» - то, сколько выходцев из Африки и Азии присутствуют в качестве ведущих новостей на британских телеканалах. Такое трудно себе представить во Франции, где, казалось бы, процент выходцев из Африки и Азии поприличнее. Мне нравится Лондон. Это город-космополит, и я чувствую себя здесь уютно и уверенно».

Бергкамп после того, как попрощался с футболом, не упустил возможности поговорить о перспективах Виейра. «Я очень хотел бы, чтобы он вернулся в «Арсенал». Все бы этого хотели. Это было бы здорово. Только в то же время все понимают, что ничего хорошего из этого не получилось бы».
Венгер прав - страница перевернута.
Насчёт будущего Виейра много мнений. Есть и сомнения. Одно из них высказал, конечно же, Тони Адамс.

«Я думаю, что Патрику отмерен ещё год-другой игры на высшем уровне. Он не сможет играть, когда ему будет хорошо за тридцать. Посмотрите на его манеру бега, любой начинающий физиолог скажет вам, что у парня проблемы! Одна его нога длиннее другой на пару сантиметров, поэтому с возрастом его организм взбунтуется. Патрик уже не сможет покрывать громадные расстояния. Остаётся уповать на его технику и понимание игры. Всеми этими качествами он обладает в полной мере. Но мы ведь говорим об игре на высшем уровне, не так ли? А для амплуа Виейра потеря скорости и выносливости критична».

В Германии Патрик, однако, доказал, что Адамс с его научными выкладками может быть не прав.
Сборная Франции - особая страница биографии Виейра. Как и в «Арсенале», здесь он тоже превратился в символ эпохи. Для него, уроженца Сенегала, как и для многих товарищей по сборной в её новейшей истории, Франция стала второй родиной. Она дала ему приют и возможность добиться успеха. Виейра отблагодарил мачеху сполна.
Впервые в составе национальной команды Патрик появился 26 февраля 1997 года. В этот день галлы на «Парк де Пренс» сыграли товарищеский матч с Голландией (2:1). Виейра вышел в основе и отыграл 78 минут.

Триумфальный сезон в Англии убедил Эме Жаке, что Патрик достоин места в заявке на домашний чемпионат мира. Однако на мундиале-98 Виейра почти не играл. В центре поля Жаке делал ставку на более опытных Дешама, Пети и Богоссяна. Патрик провел весь матч против Дании, когда французы уже обеспечили себе выход из группы, и вышел на последние 15 минут триумфального финала с Бразилией. Но этих минут ему хватило, чтобы в голос заявить о своём потенциале. Великолепным пасом почти от центральной линии он разрезал оборону сборной Бразилии, вывел на ворота своего партнёра по «Арсеналу» - Пети, а тот выверенным ударом в дальний угол добил соперника - 3:0!
В отборочном турнире к Евро он продолжал сидеть под ветеранами, лишь шесть раз появившись на поле. При этом в стартовом составе он отыграл только против Армении и Украины (помните распрекрасную ничью в Киеве?!). Однако накануне финального турнира Богоссян получил травму, а уже по ходу Виейра вытеснил из состава Пети и стал полноценным чемпионом Европы.

В первом матче с датчанами Патрик вышел на поле в середине второго тайма вместо Юрия Джоркаеффа и на последней минуте помог Вильтору сделать счёт 3:0. После этого он выходил исключительно в основе. В четвертьфинале с Испанией Виейра поучаствовал в создании решающего гола Джоркаеффа (2:1), в полуфинале с португальцами помог сравнять счёт, бросив в прорыв Анелька, который и выложил мяч на ногу Анри (тоже 2:1 со скандальным пенальти и дисквалификацией кучи португальцев). В общем, поработал на славу...

Но похмелье было жестоким. Франция сокрушительно провалилась на ЧМ-2002. Патрик тоже дел наворотил, нечего открещиваться!
В матче открытия, который задал тон всему турниру, против сборной своего родного Сенегала Виейра оказался одним из виновников единственного гола. Именно он пропустил мяч между ног после прострела Диуфа, а уже потом был непонятный расстрел Пети несчастного Бартеза и добивание Папы Бубы Диопа.
Против Уругвая Виейра старался, был заметен, но, как и вся сборная, действовал чересчур нервно, а против Дании и вовсе растворился в нигде.
В Португалии дела если и шли лучше, то ненамного. Виейра был одним из лучших в составе сборной Франции в матче с англичанами, но героем стал не он, а Зидан, изобразивший два гола со стандартов (штрафной и пенальти) в компенсированное время. В заключительном поединке в группе против Швейцарии Патрик дёрнул мышцу бедра и за истерическими потугами своих товарищей в четвертьфинале с Грецией наблюдал со скамейки запасных.

После Евро-2004 начался массовый исход из сборной ветеранов, героев прошлых триумфов. В их числе оказался и Зидан, который сдал обязанности капитана Виейра. Однако без старой гвардии дела у команды Раймона Доменека откровенно не заладились, и Франция рисковала утонуть в ничейной трясине в группе со Швейцарией, Ирландией и Израилем. Говорят, что именно Патрик приложил решающие усилия, чтобы убедить Зизу вернуться и помочь «Трёхцветным». Разумеется, повязку капитана пришлось вернуть.
Накануне чемпионата мира в Германии о Виейра как потенциальной звезде турнира вспоминали разве что Доменек и Венгер. Тем более что на сборы команды Патрик прибыл в скверном расположении духа.

ВЕЛИКИЙ СТАНДАРТ

Грабители проникли на виллу Виейра, которая расположена на Лазурном берегу близ Канн. Пустив в систему кондиционирования токсичный газ, они усыпили Патрика, его супругу Шерил и 17-летнюю падчерицу Черри. Были похищены личные вещи, бытовая техника на сто штук евро. Всё это добро бандиты увезли на новеньком «Мерcе» Виейра. Обитатели виллы были доставлены в больницу с головной болью. «К счастью, - признался Патрик, - грабители использовали не слишком токсичный газ, и этот инцидент никак не сказался на моей форме. Слава Богу, всё в порядке и с моими девочками».

Свою будущую супругу Патрик встретил в 1997 году на концерте. Шерил Кэмпбелл, так сказать, тоже была лимитой. Она родилась на Тринидаде, а потом перебралась в метрополию. От первого брака у неё была дочь, но Виейра это нисколько не смущает: «Мне очень нравится в ней независимость. Она любит делать только то, что сама считает нужным». На левом предплечье Патрика красуется тату, посвящённое любимой.
Однако, как почти всегда бывает, когда разговор касается личной жизни, Патрик становится неразговорчивым и замкнутым. «Если вы меня спросите, кого я считаю великим футболистом, то я не собираюсь делать вывод исключительно по его игре. Великий футболист для меня - это ещё отсутствие твоего имени в скандальной хронике».
Виейра почти идеально вписывается в эту формулу. О его проделках вне футбольного поля, действительно, так сразу и не вспомнишь. «Это всё потому, что в обычной жизни я - полная противоположность самого себя на поле».

В общем, стандартный великий футболист, что Патрик доказал на последнем мундиале. В самый критический момент, когда на кону стояло участие сборной Франции в плей-офф, Виейра в отсутствие дисквалифицированного Зидана вышел на поле с капитанской повязкой, забил переломный мяч в ворота сборной Того и сделал второй гол. В этот день Патрику исполнилось 30 лет.

В серии плей-офф связка, Виейра с Макелеле и Зиданом смотрелась потрясающе, но, как известно, в финале она распалась. Началось всё с травмы Патрика в начале второго тайма.
И некому было отдать пас на последней минуте так, как восемь лет назад...

Паша

источник: еж-ик «Футбол»; автор: Алексей Иванов